8 911 431-61-96
8 911 431-70-88

 Заказать звонок 



ONLINE-КОНСУЛЬТАНТЫ
Павел Вам готов оказать помощь наш консультант по активному туризму

Туристическая компания «Веси»

185034 Карелия, г. Петрозаводск, ул. Сусанина, 12, офис 15

Телефон

8 911 431-61-96

Эл. почта vesi@karelia.ru

3°C
Прогноз погоды представлен сайтом Gismeteo.ru

Майские праздники на реке Тохмайоки

30 сентября 2011 г.

Вскоре впереди замечаем скальные выходы и еле различимый, но, по мере приближения нарастающий глухой рокот. Проходим безымянный порог: прямо перед нами - небольшой плес, в конце которого мощная струя реки, поделенная скалой на два рукава, ускоряясь, с ревом обрушивается вниз с четырехметровой высоты. Это знаменитый Рускеальский водопад. Именно здесь разворачивались основные действия во второй серии фильма Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие…»

Москва. Ленинградский вокзал. На перроне у плацкартных вагонов поезда на Петрозаводск группами стоят люди с рюкзаками. Взрывы смеха, громкие, радостные голоса придают обычной вокзальной суете атмосферу праздничности. Рядом, в чехлах, оснастка катамаранов и байдарок. Мы тоже здесь. Мы – это группа клуба «Семидесятая широта» в составе: Андрей Волошин, Анатолий Иконников, Александр Барышников, Сергей Объедков и Сергей Воронин. Мы выдвигаемся в Южную Карелию на реку Тохму, с целью пройти водный маршрут по высокой воде одной из интереснейших сплавных рек северного Приладожья.

В этот раз при подготовке маршрута было принято решение воспользоваться услугами туристической фирмы, чтобы снять с себя заботы о сплавном и групповом снаряжении, питании и других весьма хлопотных организационных моментах. Через московскую фирму «Дего» все необходимое нам предоставила петрозаводская компания «Веси» за вполне приемлемую цену. Никто из участников экспедиции ни разу не пожалел об этом выборе. Ребята молодцы, спасибо им.

Раннее утро 5 мая на станции Лодейное Поле, что в Ленинградской области, было предсказуемо хмурым, но теплее, чем обещали в прогнозах. Микроавтобус с водителем по имени Игорь резво, насколько позволяла разбитая дорога, помчал нас к месту стапеля катамарана. Пять часов, в течение которых мы оставили за бортом 270 км живописных карельских пейзажей, пролетели, нисколько не утомив нас. По дороге мы с удовольствием перекусили в кафе «Горница» на берегу Ладожского озера. К слову, по дороге к началу маршрута почти везде в шхерах Ладоги ещё стоял лед, а на обратном пути через несколько дней его практически уже не было.

В лесу то тут, то там, особенно в низинах, ямах, овражках, распадках, с северной стороны гребней – везде лежал просевший ноздреватый снег. Проехали город Сортавала – значит, скоро прибудем. В некоторых местах с дороги видно Тохму. Хороша, даже дух захватывает! Все ближе финская граница. Именно в Финляндии, вытекая из озера Тохмаярви, берет свое начало эта река. Наконец, не доезжая до села Маткаселькя, мы сворачиваем с асфальта, и среди развалин какого-то здания видим группу водников на катамаранах, готовых к отплытию.

Здесь мы находим представителя компании «Веси» - нашего инструктора Юрия Седлецкого, а также уже собранный катамаран - «шестерку» от фирмы «Рафтмастер». Недолгие сборы, все не нужное на воде уложено в рюкзаки и загружено в микроавтобус: теперь это понадобится только через четыре дня. Наконец, мы в гидрокостюмах, вещи в гермомешках, надежно закреплены на палубе катамарана. Получилось довольно внушительных размеров судно. Мне уже приходилось ходить на катамаранах «двойках» и «четверках». По сравнению с ними «шестерка» напоминает тяжелый танк. Волнительный момент, экипаж занимает свои места – мы на воде. Надо заметить, далеко не все из находившихся на борту имели опыт участия в подобных водных мероприятиях.

Собственно говоря, одной из задач экспедиции и было приобретение некоторых навыков категорийного сплава на катамаране, столь необходимых для успешного прохождения водной части запланированного нами летнего маршрута по Восточному Саяну. Первые километры сплав проходит по относительно спокойной воде. Река как будто предоставляет возможность адаптироваться к новой обстановке, притереться друг к другу. Вокруг по обоим берегам тянется карельская тайга, мы идем по неширокому руслу, время от времени преодолевая шиверы (быстрый перекат реки), которые как будто постепенно готовят нас к предстоящим испытаниям.

Вскоре, оставив позади железнодорожный мост, мы сделали первую остановку, чтобы посетить горный парк Рускеала – это рукотворный мраморный каньон, из которого добывали камень для Исаакиевского собора, а также для отделки некоторых станций метро в Санкт-Петербурге. Отвесные склоны каньона поросли смешанным лесом. Особенно живописны ёлки, накренившиеся над высоким скальным обрывом, как будто в попытке взглянуть на своё отражение в изумрудном зеркале глубокого озера, покрытого тонким покрывалом весеннего льда. Загадочно и зловеще зияли пустыми провалами мертвых глазниц выработанные штольни.

Парк ухоженный, везде видны следы работ по благоустройству. Спустившись еще немного ниже по течению, было принято решение разбить лагерь на красивой поляне в излучине реки перед порогом «Велосипед». На пригорке возвышался заброшенный нежилой дом с хозяйственными постройками, перед самим речным порогом - следы взорванной старой мельничной плотины. На берегу - два жернова и детский трёхколесный велосипед советского производства, а также мемориальный камень со следами оторванной таблички с именем погибшего в этом пороге человека. В лесочке неподалеку - ветхий гамак и качели.

Обследовав местность внимательнее, удалось обнаружить каменный цоколь ещё более старого дома, видимо, весь комплекс был разрушен одновременно. Жаль, что здесь уже нет мельницы: место глухое, колоритное и с чертовщинкой – впору фильмы соответствующего жанра снимать под рабочим названием «Шабаш на млину».

Ночью все спали как убитые: то ли переезды предыдущего дня все-таки утомили, а, может быть, умиротворяющий шум воды в пороге или лесной, насыщенный весенней свежестью, дух, подействовал так благотворно на нас - городских жителей, но факт несомненный – после подъема все были бодры, веселы, готовы к новым свершениям. Утро стояло солнечное, о вчерашнем пасмурном дне ничто не напоминало. Завтрак, сборы, не очень удачное прохождение порога, несколько несложных препятствий, река растекается вширь и подозрительно замирает.

Вскоре впереди замечаем скальные выходы и еле различимый, но по мере приближения нарастающий, глухой рокот. Проходим безымянный порог: прямо перед нами - небольшой плес, в конце которого мощная струя реки, поделенная скалой на два рукава, ускоряясь, с ревом обрушивается вниз с четырехметровой высоты. Это - знаменитый Рускеальский водопад.

Именно здесь разворачивались основные действия во второй серии фильма Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие…». Единственное отличие: съемки проходили в межень, то есть уровень воды был низким, а сейчас перед нами пенилась и бурлила полноводная паводковая река. Чалимся около нежилого небольшого деревянного домика перед входом в порог. После осмотра принимаем решение идти по левому, - самому мощному рукаву. Разгружаем и обносим по берегу вещи. Занимаем свои места молча, лица сосредоточены, начинаем движение. Среди шума водопада слышны только команды инструктора, которые выполняются четко и быстро.

Безукоризненно заходим по намеченной траектории в порог… гребок, ещё гребок! Всё, от нас больше ничего не зависит, дальше катамаран погружается в пену и брызги разбивающихся о камни валов. Есть! Прошли. Коротким непроизвольным и торжествующим вскриком отмечаем взятие одного из самых сложных препятствий на Тохме. Всего-то секунда, возможно, две, но это как раз тот случай, когда событие не помещается в привычные рамки времени.

Для нас воспоминания о штурме Рускеальского водопада будут доставлять сладчайшие минуты переживаний еще долгие годы. Встаем на струю, идем дальше и, сколько можно, оглядываемся на Рускеальский водопад, который из-за особенностей расположения, притягивает к себе взгляд независимо от точки обзора. Для сплава Тохмайоки замечательна тем, что гармонично сочетает в своем течении километры спокойной, почти озерной глади и разной степени сложности препятствия на радость туристам-водникам. Всего на 45-и километровом отрезке реки сосредоточено приблизительно 30 порогов и шивер. Вот и теперь нам не пришлось долго скучать: быстро, без осмотра, проскочили два порога и почувствовали приближение самого мощного и известного препятствия реки – порога водопадного типа «Очарование».

С воды при приближении к порогу видно здание разрушенной финской ГЭС и бетонную конструкцию в виде моста, соединяющую два берега. Слева обозначенное кусками красной ленты место для причаливания. Идем осматривать порог. Конечно, это зрелище впечатляет. Вода, устремляясь через проемы бетонной конструкции, набирает скорость и обрушивается с восьмиметровой высоты на камни и плиту. В облаке водяной пыли внизу играет радуга. Отражаясь от дна, поток устремляется вверх и превращается в гигантские трепещущие петушиные гребни (к слову, на языке водников подобные образования называются «петухами»), которые распадаются кипящей пеной, и, наконец, вся масса воды растекается в плес. Этой величественной картиной можно любоваться часами, она зачаровывает, вызывает мистический восторг, приковывает внимание, и в то же время оставляет свободным сознание, кажется, что в голове нет ни одной мысли, как будто их вымывает вода лесной реки. Удивительное состояние.

 Любое даже самое талантливое произведение искусства может вызывать противоречивые чувства, полярные суждения, кто-то просто пройдет мимо него и не заметит. Здесь, у порога «Очарование», благодаря магии воды и причудливому сочетанию карельского скально-таежного колорита с останками обыкновенного гидротехнического сооружения, никто не останется равнодушным. В способности изумить любого человека независимо от его происхождения, социального статуса, национальной принадлежности, уровня образования, возраста и прочее – и заключается волшебная сила животворящего нравственного воздействия совершенных творений природы, подобных «Очарованию».

В Москве, в процессе проработки маршрута, не планировалось прохождение этого порога, поэтому мы обнесли катамаран и вещи, а затем продолжили путешествие. Вскоре зарядил дождь, который с разной интенсивностью продолжался остаток дня, весь вечер и часть ночи. Прошли несколько интересных порогов и шивер, далее потянулись километры невозмутимо спокойной воды. Мы погрузились в мир особенной таежной тишины, где сквозь завесу моросящего весеннего дождя мимо проплывали берега с пятнами снега и лесными полянами, на которых среди нежной зелени молодой травы, пробивающейся через слой прелой листвы, настойчиво тянулись к свету фиалки на тонких, полупрозрачных ножках. Картину общей гармонии дополнил бобр: он, не смутившись нашим появлением, спокойно проплыл с десяток метров по своим делам рядом с катамараном, следуя параллельным курсом.

На ночевку встали, не привередничая в выборе места: время уже поджимало. Тем не менее, обустроились вполне сносно. Слажено поработали, сытно поели, разошлись по палаткам. Начиная с утра следующего дня, погода стабильно улучшалась. В прекрасном настроении, преодолев несколько порогов и шивер, мы дошли до мощного препятствия №34 (так поименовано в лоциях) – порога-водопада высотой около 3 метров. Русло разделено каменным островом на две протоки, левая значительно полноводнее, - двухступенчатая. В этом месте одновременно находилось несколько групп, которые проходили порог многократно.

После прохождения они поднимали раз свои плавсредства по камням острова к крохотной заводи, откуда вновь и вновь заходили в язык порога. Мы последовали их примеру, но предварительно поставили лагерь на правом берегу реки, на небольшой живописной поляне под вековыми елками. Это было своевременное решение (спасибо Юрию Седлецкому), потому что желающих занять такое удобное и красивое место было достаточно.

Заключительный день нашего водного путешествия выдался солнечным и по-настоящему теплым, хотя прошедшей ночью слегка подморозило. Тохмайоки в нижнем течении меняет колер воды с традиционных для северных рек оттенков крепко заваренного чая на цвет кофе с молоком, так как принимает в себя много ручьев и притоков, протекающих по глинистым почвам. Это придает реке несколько необычный, можно сказать, не карельский вид.

Порог мы обнесли: такое решение принял Юра. Его можно понять: накануне здесь катамаран «четверка» неудачно зашел в створ проема «Ворот» и в результате серьезно повредили раму судна. Наш катамаран – собственность фирмы, а Юрий её сотрудник, следовательно, и материальная ответственность на нем. Оставшиеся два – два с половиной километра были бы совсем непримечательными, но не могло такое путешествие закончиться так бледно.

Произошло следующее: двое членов экипажа, разомлевшие под ласковым, но обманчивым майским солнцем, решили по-гусарски, без гидрокостюмов, переплыть речку. Из одежды – только сплавные туфли. Отрешенный взгляд, сильный толчок ногами – первый пошел! За ним следом через некоторое время - другой. Мощные гребки руками напоминали вращающиеся винты «Титаника» в его последние минуты. Рев пловцов разносился над водой далеко окрест и делал их похожими на морских львов во время гона. После воды (+4-5С), они с безумными глазами стремительно передвигались по камням, пытаясь согреться.

Помнится, я так от души, смеялся только в детстве, когда ходил смотреть представления в цирке. Все остальные также безудержно хохотали. Конечно, мы тепло относимся к нашим друзьям и прекрасно понимали, что им было в тот момент не до веселья, но удержаться не могли. На антистапель встали в черте поселка за мостом. Быстро и организовано подготовили снаряжение к транспортировке, успели как раз к приезду уже знакомого нам Игоря на микроавтобусе. Что может желать человек после четырех сплавных дней в Карелии весной? Правильно – попариться в бане. И это нам удалось, опять же благодаря предусмотрительности сотрудников компании «Веси». Житель посёлка Хелюля, - Владимир, - по предварительной договоренности предоставил нам возможность помыться, попариться, привести себя в порядок, собрать вещи и подготовиться в обратный путь. Через несколько часов, тепло и не без сожаления попрощавшись с Юрой Седлецким, весь наш экипаж ехал по знакомой неровной дороге мимо поросших лесом каменных громад - немых свидетелей ледникового периода.

За окном уходили назад уже свободные ото льда воды Ладожского озера. Мы провожали взглядами мемориальные обелиски и братские могилы наших воинов, погибших в этих краях в 1939-1944. Петрозаводский поезд на станции Лодейное поле стоит всего пять минут. Удивительно, каким образом успевают погрузиться в него десятки туристов со всем своим имуществом за столь незначительное время. Плацкартные вагоны толкотней в проходах, напрочь закупоренных сплавным снаряжением, напоминают поезда времен Гражданской войны, однако постепенно обстановка нормализуется. Все рассаживаются по своим местам, пьют чай и не только чай, допоздна не смолкают оживленные разговоры.

Утро 9 мая, Москва, Ленинградский вокзал. На перроне у плацкартных вагонов поезда, прибывшего из Петрозаводска, группы людей, одетых на военный манер, выгружают объемные баулы, походные вещевые мешки, длинномерные зачехленные предметы. Раздаются звуки военных маршей. Впечатление такое, что они прибыли с фронта после победы. Они действительно победители, сумевшие преодолеть силу диванного притяжения, и в очередной раз сделать рывок к свободе, к раскрепощению духа, ещё один шаг навстречу со своей природой, с самим собой. Три офицера в отставке, один сержант запаса и следующий вместе с ними вольнонаемный, заросшие пятидневной щетиной, с походными рюкзаками за плечами перед зданием вокзала, по военной привычке обнявшись, попрощались и ушли в утреннюю свежесть самого непридуманного и святого праздника для нескольких поколений наших сограждан – праздника Победы. Мы завершили поход и вернулись домой.

 

Благодарим автора Воронина С.А. Оригинал статьи на сайте Всемирной Энциклопедии Путешествий -->

Смотрите также:

Сплав по реке Тохмайоки: программа тура

Сплав на катамаранах по реке Тохмайоки. Фотоальбом

Все туры в Карелии

 

 

 

Товар добавлен в корзину